fbpx

Retail Rocket Science 043: Глеб Сибирцев, вице-президент VVP Group и основатель Buyon.ru

448 Просмотров

glebВ 43-м выпуске ток-шоу Retail Rocket Science вместе с Глебом Сибирцевым, основателем Buyon.ru и вице-президентом VVP Group говорим о том, как наращивать Net Promoter Score, можно ли заработать на «Черной пятнице» и как выглядит современный смартфон на руках потребителя.

Практика рынка:
— «На самом деле мы просто все время стараемся».
— Как правильно сегментировать рынок сотовых телефонов?
— Каким образом открывать новый проект в сегменте сотовой связи?
— Buyon.ru: от создания до становления.
— Практика «Черной пятницы»: «На этот Black Friday мы сгенерили продаж больше, чем на Новый год».
— Когда 20% всех телефонов в штуках будут заказаны в Китае?

Информация к выпуску:
— Как отечественным предпринимателям удалось подвинуть мировых гигантов
— «Samsung, ты не одна» — Обзор крупных скандалов с участием ИТ-компаний за последнее время
— Китайские смартфоны заняли 24% российского рынка в январе

Подписаться на свежие выпуски: RSS, iTunes, Android

Послушать и подписаться на PodFM.ru

Скачать файл

Текстовая версия выпуска:

Н. Хлебинский: Здравствуйте. Меня зовут Николай Хлебинский, я генеральный директор компании Retail Rocket. Я рад представить вам наше ток-шоу Retail Rocket Science. Сегодня у нас 43 выпуск, тема программы «Дистрибуция и продажа гаджетов в России» — не только в онлайне, но и в офлайне. Сегодня эта грань, можно сказать, практически уже размыта. В гостях у нас Глеб Сибирцев, вице-президент VVP Group и сооснователь интернет-магазина Buyon.ru. Глеб, здравствуйте.
Г. Сибирцев: Добрый день, Николай.

Справка о компании: VVP Group основана в 1993 году. С 1997 года привозила Nokia, в дальнейшем заключая сделки с мировыми лидерами рынка — Samsung, Sony, Siemens, Motorola. С 2006 года VVP Group открывает офисы в Украине, Белоруссии, Казахстане. Buyon.ru это всероссийский онлайн торговый центр с ассортиментом электроники и бытовой техники более 50000 товаров. Миссия компании сделать онлайн-покупки удобными для всех. Магазин начал работу в 2012 году. Оборот компании составляет миллиард рублей и растёт по 250% в год. Ежемесячная аудитория около одного миллиона уникальных посетителей. Соотношение довольных покупателей 94%. Индекс удовлетворённости покупателей — Net Promoter Score — на уровне 76 пунктов.

Н. Хлебинский: Глеб, сразу вопрос, «76» — это очень много. Я знаю магазины электроники и бытовой техники, которые занимаются измерением NPS, они находятся на уровне 50‑60 пунктов по классическому NPS. Это считается таким хорошим показателем в отрасли в России. Как 76 пунктов, что вы такое делаете?
Г. Сибирцев: На самом деле 50-60 это действительно даже очень и очень хорошие результаты. В принципе, топ в районе 70 считается. Средний вообще 40 для интернет-коммерции. И 10 это такая нижняя граница, можно ещё в минус уйти, кто знает. Как? На самом деле здесь всё просто. В принципе, надо работать с каждым конкретным заказом, выявлять каждые отдельные кейсы, где что-то сработало не так, и пытаться их исправить. В принципе, там никакой магии нет, просто много-много разных случаев. Поэтому надо брать и работать с каждым отдельным заказом, с каждым отдельным клиентом.
Н. Хлебинский: В принципе, звучит всё очень просто: на миллионе уников только это десятки тысяч заказов. Всё это снова и снова. И здесь есть какие-то детали наверняка.
Г. Сибирцев: Деталей много. На самом деле, мы просто всё время стараемся. Понятно, в конечном итоге это должно быть выгодно, чтобы это работало. Поэтому стараемся больше внимания уделять автоматизации, чтобы мы могли делать большее меньшим количеством рук. Наверно, как-то так.
Н. Хлебинский: Хорошо. Вернёмся к этой теме, потому что она очень интересная и, мне кажется, недостаточно освещаемая в целом в российской электронной коммерции. А пока перейдём к первой цифре с рынка. «В 2016 году в России было продано на 5% смартфонов больше, чем годом ранее», — сообщили в своих отчётах МТС и «Евросеть». Предварительно по данным МТС за год было продано 26,8 миллионов аппаратов. «Выросла в прошедшем году выручка от продаж смартфонов на 26,3% до 329,8 миллиарда рублей», — следует из материалов МТС. Средний чек покупки смартфонов в 2016 году также вырос на 20,3% до 12 295 рублей. Глеб, как вы оцениваете состояние рынка, особенно после потрясений 2015 года? Он упал, он начал восстанавливаться или он всегда рос, что происходит?

Н. Хлебинский: В телефонах и смартфонах в частности, он, в принципе, стабилизировался уже несколько лет. И даже несмотря на кризис, каких-то там таких сильно кризисных явлений не видно было, потому что, видимо, телефон это уже практически предмет первой необходимости. Если даже по другим категориям электроники там была видна сильная просадка, то в телефонах такого нет. Этот год, мы тоже ожидаем, что, в принципе, будет довольно успешным.
Н. Хлебинский: На что в целом ориентируется потребитель, какие есть основные сегменты? Помимо каких-то очевидных, что вот есть любители Apple, есть другие. Какие в целом потребительские сегменты в смартфонах вы выделяете?

Г. Сибирцев: Наверно, их три, в принципе, основных. Видны даже производители, которые примерно также сегментируют чётко. Хотя не все. Первый сегмент это, в принципе, такой дешёвый и средне- дешёвый сегменты. Их можно объединять, можно разъединять. Это совсем дешёвые, до 5 000 рублей, смартфоны. Соответственно, такой более-менее средний — до 10 000 рублей. Это в основном те, кто в первый раз используют смартфоны, соответственно, переходят на них с кнопочных телефонов. Большую роль здесь, кстати, играют операторские предложения, где телефоны продаются за 1 990 рублей, 2 990 рублей. В принципе, это довольно достойные аппараты, уже которыми можно пользоваться. Соответственно, сегмент до 10 000 рублей. Здесь, в принципе, рулят в первую очередь «китайцы» и так называемые би-бренды, потому что понятно, что они за ту же цену предлагают уже гораздо более мощные аппараты, нежели чем именитые бренды. Соответственно, второй сегмент, наверно, это с 10 000 до 20 000. Это такой уже уверенный середнячок, и здесь картина уже меняется. В принципе, человеку уже не в первую очередь важны характеристики, но также очень большую роль играет и бренд телефона. Даже при сверхагрессивных характеристиках и цене продать какой-то менее известный бренд, который, в принципе, может даже какую-то значительную долю на рынке занимать, очень-очень сложно. Потом, в принципе, третий последний сегмент, понятно, это флагманский сегмент. Но в сегменте, допустим, 400+ евро, вообще в принципе в России только три бренда продаются. Это Apple, Samsung и Sony.
Н. Хлебинский: Какую долю каждый из этих сегментов на сегодняшний день занимает?
Г. Сибирцев: Во-первых, там есть большая разница, в чём мерить. Одно дело — в штуках, другое дело — в деньгах.

Н. Хлебинский: Давайте и так, и так для полноты картины.
Г. Сибирцев: Давайте и так, и так.
Н. Хлебинский: Как распределяется в людях, или в штуках, кому как удобнее, и как распределяется в деньгах?
В деньгах, соответственно, сегмент 400+ евро занимает где‑то 40%, дорогой сегмент. Соответственно, это флагманы, где, в принципе, понятно, больше 70% долю рынка имеет Apple. И, соответственно, остальные сегменты, допустим, до 5-7 тысяч — где-то 15% рынка в деньгах. От 7,5 до 15 тысяч примерно 25% в деньгах. Соответственно, до 300 евро тоже примерно 25%. И, соответственно, оставшиеся — 300-400 евро — там сейчас довольно мало устройств продаётся. Это такой, в принципе, непопулярный сегмент скажем. Люди ищут или телефон где-то до 20 000 рублей, или до 10 000, или уже присматриваются к флагманским устройствам текущего или предыдущего поколения. Соответственно, это в деньгах. В штуках картина совсем другая. Если смотреть сегмент до 5-7 тысяч, то это, если совсем грубо, половина устройств. Соответственно, до 15 000 — где-то ещё 30% устройств. И, соответственно, остаток это всё, что выше, 20% делится примерно пропорционально.

Н. Хлебинский: Следующий вопрос — как вы думаете, имеет ли смысл сейчас предпринимателю запускать магазин в этой нише «смартфоны, мобильные телефоны», или, может быть, дополнять какую-то свою ассортиментную линейку с этой категории, имеет ли это смысл сегодня?
Г. Сибирцев: Всё же это зависит. Взойти на этот рынок заново, конечно, сейчас можно. В принципе, это некоторые магазины пробуют. Но, конечно, рынок перенасыщен. В принципе, новички, которые в этот рынок заходят, они начинают играть в так называемый «серый рынок» и «серые предложения». Это несертифицированные телефоны, которые завозятся без уплаты налогов, но на них и цены совсем другие. Таких предложений тоже на рынке сейчас много. Основной рассадник этого дела, понятно, что это небезызвестная наша прайс-площадка. И там, наверно, конкурировать можно. Хотя там тоже есть всякие разные непрозрачные методы ведения бизнеса. Если «играть» в сертифицированный товар, в принципе, наверно, совсем тяжело, потому что большие игроки там доминируют сейчас. Если говорить про добавление этого товара в ассортимент, если уже есть работающий проект, есть какая‑то база лояльных покупателей, то, конечно, стоит это делать, потому что всё равно смартфоны они занимают очень большую долю в продажах электроники. В деньгах это, наверно, 25-30%. Поэтому без этой категории довольно тяжело говорить о том, что вы продаёте электронику. И помимо того, что это большая часть рынка, это, конечно, ещё и довольно интересные продукты, о которых можно говорить, интересно говорить, интересно работать с аудиторией, привлекать её. Понятно, сейчас всё про смартфоны, всё идёт про смартфоны. Планшеты, в принципе, уступают смартфонам, потому что появляются смартфоны с большой диагональю экрана, когда уже, в принципе, нет смысла покупать планшет. И, в принципе, даже ноутбуки отчасти двигаются в сторону смартфонов. Мы же все знаем, есть много технологий, когда ты уже можешь подключить смартфон к монитору, к клавиатуре и, в принципе, у тебя практически полноценный компьютер получается. Я думаю, что в ближайшем будущем мы сильное развитие этой технологии увидим.

Н. Хлебинский: Заслушаем следующую цифру с рынка. «Смартфоны стоимостью от 20 000 до 30 000 рублей показали в 2016 году наибольший рост — почти в 1,8 раза, главным образом за счёт продаж в этом сегменте модели iPhone 5S с памятью 16 Гб», — утверждает МТС. Выходит, что аппарат четырёхлетней давности является на сегодняшний день одним из самых популярных и быстрорастущих с точки зрения продаж на нашем рынке. Как вы думаете, почему это произошло?
Г. Сибирцев: iPhone 5S он вообще в смартфонах в принципе уверенно занимает где-то первую-вторую строчку. Здесь, в принципе, всё понятно. Это всё равно качественный аппарат за самые приемлемые деньги. Сегодня из линейки Apple, в принципе, это такой, который на рынке массово доступен, самый дешёвый аппарат. Поэтому все, кто хочет попробовать iPhone, собственно, покупают это устройство. А то, что он показал какой-то сильный рост, в принципе, наверное, вряд ли. Продажи в абсолютных цифрах так сильно не изменились. Просто цена на него постоянно падает, соответственно, он вывалился в этот сегмент. Если, допустим, он до этого мог стоить 23 990, 25 990, то он попадал в сегмент свыше 300 евро, а соответственно, когда цена спустилась ниже 21 000, или ниже 20 000, то он сразу попал уже в сегмент дешевле 300 евро. Здесь только с этим связываю.
Н. Хлебинский: Глеб, а на чём в принципе зарабатывают продавцы смартфонов, ведь маржинальность в этой товарной категории относительно небольшая?
Г. Сибирцев: Зарабатывают и на марже с телефонов, зарабатывают и на дополнительных услугах, сервисах. Соответственно, это продажа сим-карт операторов, продажа доп. гарантий. На самом деле, здесь тоже есть много хитростей, точно так же как в ноутбуках например. Если взять просто цену с рынка оптовую и сравнивать её с розничной, то покажется, что маржи там нет или почти нет. Но если ты специализируешься на этом товаре, работаешь плотно с производителями, то маржинальность там сильно увеличивается. И не только за счёт того, что тебе просто цену дают лучше, нет. Но существует много различных поддержек, маркетинговых фондов, каких-то rebates. Соответственно, если ты начинаешь эти все деньги получать, складывать в общую копилку, то маржинальность там подрастает существенно.
Н. Хлебинский: Следующая цифра. «Весной 2017 года на рынке должен появиться новый флагманский смартфон Samsung Galaxy S8». Кто больше тратит на рекламу среди производителей, как в эту активность встраивается розница? Когда выходит новый флагман, что происходит с маркетинговыми активностями вендоров?

Г. Сибирцев: Больше всех, насколько мне известно, хотя понятно, данные не раскрывают, их можно только косвенно анализировать, есть много компаний, которые этим занимаются. По нашим данным больше всего, конечно, тратит Samsung, несравнимо больше. Но что интересно, в принципе, в последнее время тоже довольно активно стал тратить деньги Apple, чего раньше не было. Причём несколько лет назад, например, в той же Европе, Apple вообще деньги не тратил на рекламу. За счёт того, что продукт был настолько интересный, он привлекал в первую очередь операторов и самих ритейлеров. И говорил, если вы хотите продавать iPhone, то вам надо вложить в рекламную кампанию деньги. Соответственно, продукт был настолько интересный, то понятно, что было много желающих это сделать. Сейчас, по крайней мере в России, Apple тоже начал уже рекламироваться. Я это связываю с тем, что спрос, конечно, падает, в том числе из-за курса рубля. Соответственно, продукты Apple стали намного дороже. Понятно, продавать их стало в разы тяжелее. Но это происходит. А по поводу ритейлеров — обычно большинство производителей стараются согласовывать какие-то маркетинговые акции с крупными ритейлерами для продвижения своего продукта. Как правило, даже частично финансируют эти компании, часто 50 на 50 с ритейлером.
Н. Хлебинский: Как повлияла эта вся история с взрывающимися аккумуляторами Samsung в Galaxy Note, которая по всему миру, по сути, была огромной PR-кампанией. В каждом аэропорту на каждой стойке регистрации большими буквами было написано «Samsung Galaxy Note 7» и, дальше, мелким шрифтом всё остальное.
Г. Сибирцев: Если честно, как-то в цифрах или в долях рынка этого пока сильно не видно, какого-то прямо такого негативного эффекта. В принципе, все телефоны отозвали, деньги всем компенсировали. Поэтому пока сказать, что это как-то прямо плохо-плохо отразилось на репутации Samsung, наверно, нет. Здесь, скорее, понятно, не ошибается тот, кто ничего не делает. Хотя для Samsung странно, что такая история произошла. Но в цифрах пока какого-то кардинального эффекта не видно.
Н. Хлебинский: Следующая цифра. «В интернет-магазине Buyon.ru индекс Net Promoter Score находится на уровне 76 пунктов». Хочу ещё раз вернуться к этой теме. Расскажите подробнее, как вы измеряете Net Promoter Score, как это происходит, как у вас устроен бизнес-процесс работы с клиентским сервисом?

Г. Сибирцев: Мы, на самом деле, измеряем довольно просто. Соответственно, когда человеку доставляют заказ, либо если заказ по какой-то причине не доставлен, клиент отменил заказ, или мы отменили, то уходит e-mail, в котором задаётся, понятно, один простой вопрос — «порекомендуете ли вы нас друзьям и коллегам?» — на основании вашего последнего опыта покупки. Соответственно, единственное изменение. На самом деле, у нас даже чуть-чуть, на мой взгляд, более такая жёсткая шкала, или более жёсткий подход, нежели чем традиционный, потому что в традиционной методике Net Promoter Score десятибалльная шкала. Соответственно, промоутерами, или тем, кому всё понравилось, считаются те, кто оставил оценку 9 или 10 баллов. Мы её чуть-чуть изменили, мы решили сделать всё же более понятную российскому человеку пятибалльную шкалу. И, соответственно, у нас промоутеры — только те, кто оставил пятёрку. Понятно, что попадается, есть некая прослойка людей, которые вообще в принципе говорят, что они высшую оценку не поставят никогда, потому что не бывает идеально, надо всегда дорабатывать. В классическом Net Promoter Score они ставят девятку, но соответственно всё равно считаются промоутерами. У нас они уже будут как бы, четыре, и будут нейтралами. Соответственно, измеряем именно таким способом. Отправляется e-mail, человек может прямо в e-mail кликнуть на оценку и, соответственно, считается, что оценка проставилась. Дальше, таких, в принципе, то есть выборкой от всех заказов примерно в среднем 30-35%, то есть довольно репрезентативная, много людей отвечает. Понятно, если человеку всё понравилось, наверно, всё хорошо, всё нормально. Если есть какая-то проблема, человек оставил от одного до трёх баллов, то мы обязательно связываемся с ним, выясняем, что именно было не так, и дальше уже по обстановке начинаем анализировать ситуация и смотреть, что мы можем сделать, чтобы такого в принципе не повторялось. И также, конечно, понятно, не секрет, на самом деле по нашим исследованиям, мы замеряли у себя, в нашем случае где-то 75% корреляция с тем, доволен человек или нет, связана с доставкой. Если человеку всё привезли вовремя, красиво, то он доволен. Если ему что-то не привезли, или задержали, или привезли помятый товар, то он недоволен. В принципе, всё довольно просто. Поэтому, на самом деле, работа с NPS она сильно упирается в работу с транспортными компаниями. Здесь мы уже смотрим по каждой транспортной компании, понятно, и средний рейтинг, средний рейтинг NPS в отдельные города, по отдельным направлениям, по отдельным типам услуг, потому что есть доставка на дом, есть доставка в точки самовывоза, разные всякие случаи. Соответственно, работаем здесь в том числе с курьерскими компаниями, у нас их больше десяти подключено, чтобы всё было на пятёрку.
Н. Хлебинский: Расскажите вкратце про историю интернет-магазина Buyon.ru, как он появился, основные milestone его развития и так далее.

Г. Сибирцев: Мы начали этот проект делать примерно в 2012 году. Понятно уже тогда было, и мы, наверно, в принципе, опоздали сильно, что всё двигается в онлайн. И надо тоже как бы… В России в принципе рынок относительно неконсолидирован, есть ещё место, можно ещё успеть что‑то сделать, потому что у нас нет своего Amazon. Понятно, есть большие китайские игроки, которые пытаются зайти на рынок, но всё равно рынок относительно неконсолидирован. Соответственно, начали делать это примерно в 2012 году. Параллельно у нас ещё в процессе появились монобрендовые магазины, которые мы тоже сегодня развиваем. Но будучи дистрибьютором, понятно, что для вендоров интересно продвигать свои интернет-магазины, и это отдельная аудитория, которая всегда тоже будет, лояльная к бренду, которая будет покупать в монобрендовых магазинах. Поэтому сейчас, в принципе, у нас есть два типа магазинов, которыми мы управляем. Понятно, Buyon.ru это некий мультибренд, где человек может прийти и выбрать там любой бренд, который ему надо, сравнить их, выбрать тот товар, который ему нужен. И несколько монобрендовых магазинов, которыми мы тоже управляем. Соответственно, как вы уже сказали, проект, в принципе, быстро растёт. Да, хочется его довести до какого-то уже реально узнаваемого, потому что понимание такое, что консолидация она неизбежна. Всё равно в принципе через какое-то N количество лет на рынке останется только уже максимум парочка сверхкрупных игроков. Поэтому или вырасти, или умри, —всё просто.
Н. Хлебинский: Я смотрю сейчас на график SimilarWeb и вижу, что с августа 2016 года сайт прибавляет в среднем где-то по сто тысяч уников в месяц. Но и, видимо, вы тоже упоминаете про такую серьёзную динамику роста бизнеса. За счёт чего удаётся быстро расти на таком, на мой взгляд, довольно жёстком рынке, где присутствует очень много крупных игроков. Ведь смартфон — одна из первых, наверно, товарных категорий, которая насытилась что ли как-то.
Г. Сибирцев: Очень много крупных игроков — кто например?
Н. Хлебинский: Я имею в виду, конечно, в первую очередь федеральные сети, которые занимаются электроникой и бытовой техникой.

Г. Сибирцев: Здесь основной ответ на ваш вопрос. Это же всё офлайн-сети в первую очередь. Понятно, что у них есть бренд, у них есть узнаваемость. Но всё равно вся работа компании заточена в первую очередь под офлайн. А онлайн соответственно подстраивается под офлайн‑бизнес. Часто видно, что эти направления противоречат друг другу, или по крайней мере мешают, или не дают полностью реализоваться. К примеру, представьте, допустим, запускается какая-то новая модель телефона, смартфона, все её хотят. Отгрузил её производитель всем более-менее одновременно. Если мы говорим про офлайн-розницу, как ей поступать? У неё, допустим, дистрибуция по всей сети занимает, чтобы развести, поставить на полки, я не знаю, допустим, в лучшем случае неделю, а скорее — две недели. В онлайн‑магазине можно начинать продавать сегодня. Как надо поступать: запускать в онлайн-магазине сразу или ждать пока будет дистрибуция по всей сети?
Н. Хлебинский: А в чём противоречие, почему не запустить сразу?
Г. Сибирцев: Потому что офлайн-магазины будут сильно против, потому что онлайн начнёт отъедать у них клиентов. Понятно, что это разные департаменты, и, соответственно, разные люди, у них разные цели. Они будут говорить: «Вот вы там запустите, это неправильно, надо запускать во всей сети. Плюс у нас рекламная кампания. Зачем, как у нас будет рекламная кампания, надо чтобы весь товар был в сети». Там таких противоречий масса.

Н. Хлебинский: Федеральные сети таки менее поворотливы, чем чуть поменьше?
Г. Сибирцев: Конечно, они менее поворотливы. Плюс, ещё раз, у них весь бизнес заточен пока под офлайн. Если это не вывести в отдельные компании, в отдельные подразделения, всё равно там будут некие противоречия, которые не дают им в полной мере реализовать свой потенциал в онлайне. Та же «Евросеть», например, там вообще в принципе нет фокуса на онлайн-рынок. Они говорят, что онлайн это «зло»: маленькая маржа, а соответственно, там ничего не надо делать. Основное, допустим, понятно, хорошо, запуск продукта, а маржинальность? Понятно, в онлайне все привыкли торговать с меньшей маржей, а в офлайне с большей. Соответственно, цена то должна быть одна и та же. Ты не можешь поставить в магазине телефон за 10 000 рублей, а в онлайне за 8 000 рублей. По крайней мере, пока из крупных онлайн-игроков так никто не делает, насколько мне известно. Может, там периодически что-то бывает, но в целом политика, что так не делают. Соответственно, им приходится продавать в том числе дороже в онлайне из-за того, что у них есть офлайн-розница. Если офлайна нет, то таких ограничений нет. И это только те противоречия, которые на поверхности. На самом деле их масса. Поэтому я и спросил, кого вы имеете в виду под «большими» игроками. Но если брать традиционных федеральных офлайн-ритейлеров, скорее всего, тут с ними можно конкурировать за счёт того, что это всё же офлайн-игроки в первую очередь, а онлайн у них просто как небольшой дополнительный канал.
Н. Хлебинский: Тем не менее есть некоторая тенденция, которую можно наблюдать на примерах «Сотмаркет», «Ютинет» и других чисто онлайн-игроков, в том, что выходят они по чуть-чуть из бизнеса. Кто сейчас из чисто онлайн-игроков, кроме Buyon.ru, есть заметный в сегменте электроники и бытовой техники, кого можете отметить?
Г. Сибирцев: Наверное, никого нет.
Н. Хлебинский: Мне на память приходит ещё Dostavka.ru тоже, закрывшиеся год назад.
Г. Сибирцев: Наверное, никого особо сильно нет. Скорее, здесь ближе всех тот же Яндекс Маркет, как чисто онлайн-игрок, движется в эту сторону.
Н. Хлебинский: Плюс некоторые omni-модели — «Ситилинк», «Юлмарт».
Г. Сибирцев: «Юлмарт», «Ситилинк», понятно, да.
Н. Хлебинский: Перейдём к следующей цифре.
Г. Сибирцев: Тот же «Юлмарт», например, понятно, они сейчас в непонятном состоянии — конфликт интересов. Это общедоступная в СМИ информация. Тоже вопрос, насколько это больше онлайн или офлайн-игрок, потому что денег на инфраструктуру (склады, распределительные центры) было потрачено очень-очень много. И, наверно, больше, нежели чем на онлайновую часть. Поэтому тут omni-channel, но скорее, опять же, больше офлайн.
Н. Хлебинский: Как отметили в самом начале, грань всё более размыта между онлайном и офлайном. Скоро уже, видимо, нельзя будет совсем сказать разницу.
Г. Сибирцев: Да.

Н. Хлебинский: Перейдём к следующей цифре. «Ноль рублей стоит базовый доступ к новому проекту АКИТ OneDaySale.ru для интернет-магазинов из России». Глеб, вы как представитель интернет-магазина, поделитесь вашим видением, что за путаница с чёрными пятницами, киберпонедельниками, Black Friday, Real Black Friday и подобным, и для продавцов, и для конечных покупателей, как вы это видите.
Г. Сибирцев: Здесь всё просто. Понятно, Black Friday — довольно успешное вообще мероприятие. Мы тоже каждый год в нём участвуем. На самом деле, на этот Black Friday мы сгенерили продаж больше, чем на Новый год. Это первый год, но это реально было так. На Black Friday, на выходные Black Friday, мы сгенерели больше, нежели чем в предновогодние дни. С чем связана путаница? Есть просто несколько людей, которые отдельно пытаются устроить эту распродажу, в том числе и АКИТ. В распродаже АКИТ мы тоже участвовали в этом году. Между ними есть некая конкуренция, поэтому есть несколько Black Friday проектов. Это на самом деле, наверно, довольно здоровая ситуация. Я сомневаюсь, что будет по-другому, потому что в принципе вообще каждый ритейлер может у себя устроить «чёрную пятницу» и не участвовать в каком-то общем проекте, никто ему не запрещает. Тот же «М.Видео», по-моему, как раз делает сам «чёрную пятницу» и вообще нигде не участвует. В этом году, могу сказать, в АКИТ мы тоже участвовали. В АКИТ эффективность была просто в разы ниже, чем на других площадках. Поэтому по поводу OneDaySale — не знаю, как у них это всё запустится. Будем надеяться, хорошо, но пока довольно тяжело у них всё работает.
Н. Хлебинский: В каких ассоциациях вы состоите, если состоите? У нас в прошлом выпуске был в гостях президент АКИТ Алексей Фёдоров. В процессе беседы мы выяснили, что есть аж восемь разных ассоциаций, так или иначе связанных с онлайн-ритейлом или с электронной коммерцией.
Г. Сибирцев: Пока, честно, ни в каких ассоциациях не состоим. Такие из них, самые на слуху, это АКИТ и РАТЭК. АКИТ, насколько я если правильно помню, его вообще в принципе делал «Связной», ещё когда запускал Enter, под Enter. Может, они сейчас отпочковались от него, но, по-моему, это было так. Пока ни в каких не состоим. Не знаю, в принципе какой-то прямо практической пользы пока невидно, но, может, в будущем вступим.

Н. Хлебинский: Понятно. Перейдём к следующей цифре. «Китайский интернет-ритейлер AliExpress с 7 февраля меняет правила доставки товаров в Россию, Украину и Беларусь», — об этом говорится в опубликованном на сайте компании пресс-релизе. «Для товаров стоимость больше 2 доллара, направляющихся в Россию, услуга эконом-доставки станет недоступной. Эта же услуга будет недоступна для покупателей Украины и Беларуси вне зависимости от стоимости. Для этих товаров станет обязательным присвоение трек-номеров. В пресс-релизе отмечается, что введение данных мер направлено на улучшение качества логистического обслуживания». Наверное, в смартфонах, хотя, может быть, вы меня поправите, доля кросс-бордер торговли, особенно из Китая, точно так же растёт, как и во всех остальных категориях. Иногда по сравнению с официальной розницей тот же Xiaomi получается примерно на 30%, может быть даже на 50%, дешевле. Как вы видите, создаёт ли это угрозу местным ритейлерам, и вам в том числе?
Г. Сибирцев: Конечно, создаёт. Хотя, как говорится, если с чем-то бороться нельзя, это надо возглавить. Поэтому мы, в том числе и через AliExpress, тоже продаём. Но в целом, понятно, этот сегмент растёт. Я думаю, что это всё равно временно. И, видимо, как у нас часто в России бывает, до выборов, потому что закон, который это изменит, о снижении беспошлинной торговли, сейчас этот лимит в 1000 евро стоит. Соответственно, его планируют сильно снизить. Но в принципе в большинстве стран он там вообще в районе 10-20 долларов. Соответственно, как только этот лимит отменят, в принципе, ожидаем, что кросс-бордер он сильно-сильно упадёт. Поэтому это такая, наверно, более-менее история. А сейчас понятно, что на каких-то зарубежных сайтах без налога, соответственно, без пошлин, можно купить товары дешевле. Но на самом деле это тоже такая очень-очень сильно рискованная история, потому что, особенно по китайским телефонам. Во-первых, есть много версий, которые, допустим, не поддерживают российские частоты 4G. Соответственно, этот смартфон сразу превращается в нечто такое — жалкое подобие смартфона без 4G. Это не очень интересно для телефонов дороже 5 000 рублей. Соответственно, на них нет гарантий, часто на них нет локализации какой-то. На некоторые модели можно всё подобрать и выбрать правильно, но это большой риск и в этом надо разбираться.
Н. Хлебинский: Если послушать некоторые выпуски предыдущие, когда у нас в гостях были коллеги из «Связного», из «М.Видео», из «Техносилы», в общем-то, ближе к концу передачи я примерно одни и те же вопросы всем задаю, как вы расцениваете угрозу азиатскую. И, в общем-то, можно прямо тренд, наверное, проследить, если в прошлое заглянуть. Сначала угрозы не было никакой, где-то года два назад. Год назад существование их признавали, кросс-бордер торговли, но, скажем так, аргументы приводились в пользу сервиса российских компаний, качества работы с возвратами, — всё, что связано с клиентским сервисом. Сейчас я слышу нотки уже такие, что угроза прямо перед нами, уже стоит на пороге, и мы надеемся, что примут закон, правильно?
Г. Сибирцев: Она точно растёт. Поэтому тут, я думаю, вы тренд отмечаете правильный. Она точно растёт. Выводы правильные. Закон, я думаю, когда-то его точно неизбежно всё равно примут, потому что, в принципе, наверное, не совсем правильно, когда одни игроки торгуют с уплатой налогов, а другие — без.

Н. Хлебинский: Если в цифрах, есть ли у вас какая-то оценка, какую долю в продажах смартфонов, пускай будет в штуках или в деньгах — как удобнее, занимают продажи из-за границы?
Г. Сибирцев: Точно сказать сложно. Так оценивая, наверное, до 10% в штуках.
Н. Хлебинский: Как эта цифра изменяется за последние год-два?
Г. Сибирцев: Она растёт, я думаю, тоже, в принципе, в разы каждый год. Раза в два, в три, наверно, каждый год точно растёт.
Н. Хлебинский: Мы можем ожидать в 2017 году 15-20%?
Г. Сибирцев: Я думаю, можно.

Н. Хлебинский: Посмотрим в конце года, что скажет какой-нибудь ваш коллега по цеху из цифровой техники, что он думает про продажи из-за границы смартфонов. Глеб, у меня остался последний вопрос. По традиции в конце выпуска прошу вас порекомендовать для наших слушателей какую-то книгу из области профессиональной литературы или личностного роста, которая оказала на вас сильно влияние.
Н. Хлебинский: Это был последний вопрос на сегодня. Глеб, большое спасибо за участие.
Г. Сибирцев: Спасибо большое, что пригласили.
Н. Хлебинский: Скачать и послушать другие выпуски передачи можно в блоге команды Retail Rocket, на сайте PodFM.ru или в iTunes. Подписывайтесь, оценивайте и пишите вопросы в комментариях.